вторник, 22 мая 2012 г.

ЗНАЙ ЗНАЧЕНИЕ ТОГО, ЧТО ПРОИЗНОСИШЬ!

Н. Н. Вашкевич




В 8-7 веке до н. э. территория Закавказья находилась в составе могущественного государства Биайна.

Государство Биайна более известно по его ассирийскому названию Урарту и по его теофорному термину “халды”.


Биайнский язык в отличие от других языков Междуречья не является семитическим. Его расшифровывают по биайнско-ассирийским билингвам.

В письменности он использовал клинописные силлабические знаки семитической Ассирии. Это обстоятельство в известной мере затруднило понимание не только звукового состава речи, но и самого грамматического строя.

Наш языковед Мещанинов И.И., автор “Аннотированного словаря урартского (биайнского) языка” (“Наука”, Ленинград, 1978), отмечает, что “традиция, созданная ассирологами, читавшими биайнске тексты со строгим соблюдением ассирийского силлабария, сохранилась до сих пор” (стр. 11 указ соч.).

К этому следует добавить, что ясному пониманию урартских текстов мешают по крайней мере ещё два обстоятельства.

Во-первых, скудность языкового материала. Согласитесь, что если он представлен весьма короткими разрозненными табличками с очень узкими контекстуальными рамками, то достижение полной ясности – несбыточная мечта, даже при наличии параллельных ассирийских текстов, которые тоже не блещут изобилием ни в текстовом материале, ни в лексическом.

Во-вторых, доминирующая гипотеза сравнительно-исторического языкознания о том, что языки происходят от праязыка. Например, языки Европы и Индии якобы берут начало от постулируемого праиндоевропейского языка, тогда как арабский, еврейский, ассирийский языки – от семитского праязыка. Никто и никогда этих праязыков не слышал и не видел.

На самом деле слова всех языков мира происходят от русско-арабского языкового единства, которое существует не в истории, а в вечности.

Все русские слова и выражения, независимо от того, являются они исконными  или заимствованными из разных языков, являются ли они древними или представляют собой неологизмы, легко объясняются через арабские корни.

Неясные арабские слова и идиомы получают простое объяснение через русский язык. Так, все без исключения термины ислама русского происхождения, что полностью противоречит исторической точке зрения.

Однако если историческая точка зрения противоречит фактам языка, она должна быть отвергнута.

Отбросив вымышленное различение европейских и семитских языков, без труда можно было объяснить тёмные места биайнских текстов, если бы не скудность материала, и отсутствие контекста, утраченного вместе с ушедшей историей, что не позволяет делать правильные суждения о значениях слов.

Проследим связи некоторых слов биайнского языка с плазмой РА (Русский - Арабский). Возьмём словарь Мещанинова и пойдём прямо по алфавиту, но будем сокращать длинные комментарии, оставляя только существенное.

После знака ♦ приводится наша этимология.

abadi – слово неясное по своему оформлению и значению. Одна из версий, представленная М. Церетели на основе анализа контекстов употребления, состоит в том, что основой слова является формант bad со значением “победил”.

♦ Ср. ар. عبد ъабида “быть покорённым, быть рабом” и рус. "по-беда".

abili dubi – “присоединил”. Имеется больше оснований видеть в abilidubi два отдельных слова. Последнее встречается в других текстах со значением “делать”.

♦ На самом деле сложение ар. حبل хабл “верёвка, связь” и دأب да'аба “стараться", “добиваться”.
adani – “опять, снова”. ♦ Ср. ар. أيضا айдан “опять, снова”.

agauri – “был проведён”, образование от agu “вести, проводить”. ♦ Ср. ар. آجي 'а:ги “я привожу” (с предлогом би).

agununi – “укреплённый”. Значение данного слова устанавливается только соответствующими контекстами, в которых оно обычно встречается вслед за упоминанием завоёвываемых населённых пунктов, городов, крепостей, цитаделей и часто вместе со словами gunusha haubi “в бою я взял”.

♦ Скорее всего – русское слово огнём: огнём (и мечом) в бою я взял.

aia – восстанавливаемая основа непереходного глагола со значением “находиться”. Если от этой основы образовано существительное, то его значение – “местонахождение, местопребывание”.

♦ Ср. ар. глагол أوى 'ава: “искать прибежище, укрытие”, откуда مأوى ма'ва: “прибежище, местонахождение”.

aini – местоимение “кто-либо”, “какой-нибудь”, “некто”. ♦ Ср. ар. أي 'аййун “некий”, “какой-нибудь”.

Вот так в алфавитном порядке можно было бы идти и до конца. Пусть это будут местоимения, которые никогда не заимствуются, пусть это будут любые другие слова. Препятствий нет. Только надо что-то оставить и специалистам.

Из всех биайнских слов меня больше всего привлекло одно – ebani со значением “страна, земля”.

Это слово, как сообщает нам Мещанинов, всегда сопровождается идеограммой с чтением MATU: MATU ebani. В нашем русском восприятии родная земля, Родина всегда была и остаётся под именем Родина-Мать.

Чтобы она родила, с ней надо делать что? Обустраивать. Кстати, строить по-арабски – يبني йабни.

Государства Междуречья на всем протяжении известной истории ярко проявляли свою воинственность.

Побеждая соседние народы, они огромными массами брали пленников и использовали их на строительстве городов, храмов, ирригационных сооружений и т.д.

Шумеры – от русского семёрка. Поэтому в их культуре семёрка под разными видами в открытую и под масками повторяется бесчисленное количество раз.

Сравните ар. سبع сабаъ “семь” и سبأ саба' “плен”. Пленники (семёрочники) строили зиккураты с семью ступенями, семиэтажные башни и здания.

Писцы клиньями-гвоздями (по-арабски "мисмар") (от русского "семёрка", откуда в английском hammer “молоток” и в арабском – سمر саммар “забивать гвозди”) писали им указания.

Это халдеи (от русского "колдун" или ар. خلد халадун “душа”) придумали семь нот, чтобы использовать их в своей психотехнике.

Семь по-русски “семь”, а по-арабски сама: “небо”. По этой причине самым сакральным занятием было у шумер наблюдать небо.

Обязательно в сумерки, по-арабски سمر самар “ночное время”. Иначе звёзд не видать.

Зиккурат – от арабского ذاكرة за:кира “память”, но того же корня ذكر заккара “всаживать”, “оплодотворять”, откуда ذكر закар – “мужской орган”.

Похоже, что у шумер он ассоциировался с гвоздём. Сравните русское гвоздь и арабское جواز гава:з “свадьба, женитьба, брак”.

Производное от جاز “проходить сквозь” и тем самым соединять, например, смотря по обстоятельствам, доски или супругов.

Так вот. Чтобы земля родила, на ней надо строить зиккураты, тогда она будет MATU ebani. Вспомним ещё раз, что, يبني йабни – это как раз по-арабски “строить”.

Весь этот разговор к тому, что есть страна Япония. Она тоже исповедует семёрку. Это видно хотя бы по самураям (от русского семёрка), которые “гвоздём" в виде меча вырезают у себя на животе японскую семёрку (она же перевёрнутая арабская) и уходят в смерть.

Четыре СМР. Значит, число 28.
Как показали наблюдения С.С. Липинского, даже конфигурация Японского архипелага восходит к начертанию арабской буквы Айн.

Шумеры тоже не промах. Их письменный знак клин-семёрка (по-арабски клинопись называется “гвоздеписью”) взят от силуэта слияния двух рек Тигра и Евфрата.

При этом Тигр – это русское слово Тигр, а Евфрат – от арабского عفروس ъафру:с “лев”, буквально “гривастая голова”.

Примечательно, что тигр и лев могут спариваться, а в арабском языке они вместе входят в одну группу животных, которая по-арабски называется سبع сабаъ.

Это же слово означает “семь”.
Теперь вспомним, что коренное население Японии называлось айнами, точно как соответствующая буква арабского алфавита с числовым значением 70.

Айн (ع) по-арабски “глаз” (عين). Остаётся сравнить этот этноним с названием страны, о которой мы вели здесь речь: Биайна, буквально “два айна” (?).

В этой статье Н. Н. Вашкевича представляет интерес арабское слово ЙАБНИ со значением строить, созвучное имени Бога-Творца – ЕБАН.

Причём и значение этих слов, хотя и из разных языков, похоже: строить – творить.

Возможно, что именно это созвучие и досталось нам от единого праязыка.

Комментариев нет:

Отправить комментарий