четверг, 10 ноября 2011 г.

ПЁТР НИТОЧКИН К ВОПРОСУ О ПСИХИЧЕСКОЙ НЕСОВМЕСТИМОСТИ

Виктор Конецкий


ПЁТР НИТОЧКИН
К ВОПРОСУ О ПСИХИЧЕСКОЙ НЕСОВМЕСТИМОСТИ



Накануне ухода в это плавание у меня была прощальная встреча с Петром Ивановичем Ниточкиным. Разговор начался с того, что вот я ухожу в длительный рейс и в некотором роде с космическими целями, но никого не волнует вопрос о психической несовместимости членов нашего экипажа. Хватают в последнюю минуту того, кто под руку подвернулся, и пишут ему направление. А если б "Невель" отправляли не в Индийский океан, а, допустим, на Венеру и на те же десять месяцев, то целая комиссия учёных подбирала бы нас по каким-нибудь генетическим признакам психической совместимости, чтобы все мы друг друга любили, смотрели бы друг на друга без отвращения и от дружеских чувств даже мечтали о том, чтобы рейс никогда не закончился.


Вспомнили попутно об эксперименте, который широко освещался прессой. Как троих учёных посадили в камеру на год строгой изоляции. И они там сидели под глазом телевизора, а когда вылезли, то всем им дали звания кандидатов и прославили на весь мир. Здесь Ниточкин ворчливо сказал, что если взять, к примеру, моряков, то мы - академики, потому что жизнь проводим в замкнутом металлическом помещении. Годами соседствуешь с каким-нибудь обормотом, который все интересные места из Мопассана наизусть выучил. Ты с вахты придёшь, спать хочешь, за бортом девять баллов, из вентилятора на тебя вода сочится, а сосед интересные места наизусть шпарит и картинки из "Плейбоя" под нос суёт. Носки его над твоей головой сушатся, и он ещё ради интереса спихнёт ногой таракана тебе прямо в глаз. И ты всё это терпишь, но никто твой портрет в газете не печатает и в космонавты записываться не предлагает, хотя ты проявляешь гигантскую психическую выдержку. И он, Ниточкин, знает только один случай полной, стопроцентной моряцкой несовместимости...

 но чего можно ожидать от одесских рыбаков в такой ситуации? Чтобы они все закрылись в каюте и читали "Хижину дяди Тома"? Ожидять этого от одесситов было бы по меньшей мере наивным. Поэтому я спокойно занял место, отведенное для нашей делегации, и сказал, что времени у нас в обрез.
Ссора между доктором и радистом началась с тухлой селёдки, а закончилась горчичниками. Доктор ловил на поддев пикшу из иллюминатора, а третий штурман тихонько вытащил леску и посадил на крючок вонючую селёдку. Доктор был заслуженный. И отомстил.

Ночью вставил в иллюминатор третьему штурману пожарную пипку, открыл воду и орёт: "Тонем!" Третий в исподнем на палубу вылетел, простудился, но за помощью к доктору обращаться категорически отказался. И горчичники третьему штурману поставил начальник рации. Доктор немедленно написал докладную капитану, что люди без специального медицинского образования не имеют права ставить горчичники членам экипажа советского судна, если на судне есть судовой врач; и если серые в медицинском отношении лица будут ставить горчичники, то на флоте наступит анархия и повысится уровень смертности...

 Радист оскорбился, уговорил своих дружков - двух кочегаров - потерпеть, уложил их в каюте и обклеил горчичниками. И вот они лежат, обклеенные горчичниками, как забор афишами, вокруг радист ходит с банкой технического вазелина. Доктор прибежал, увидел эту ужасную картину и укусил радиста за ухо, чтобы прекратить муки кочегаров. Они, ради понта, такими голосами орали, что винт заклинивало...

Ниточкин вздохнул, вяло глотнул коньяка, вяло ткнул редиску.
- Упаси меня, Бог, считать подобные случаи на флоте чем-то типичным, - продолжал он. - Нет. Наоборот. Как правило, доктора кусаются редко, хотя они от безделья чёрт знает до чего доходят.

 Меня лично ещё ни один доктор не кусал, а плаваю я уже двадцать лет. Я хочу верить, что барьеров психической несовместимости вообще не существует. Конечно, если, например, неожиданно бросить кошку на очень даже покладистую по характеру собаку, то последняя проявит эту самую психологическую несовместимость и может вообще сожрать эту несчастную кошку. Но это не значит, что нельзя приучить собаку и кошку пить молоко из одной чашки. Неожиданность Петиных ассоциаций всегда изумляла меня.

Когда я жил в манёвренном фонде, в квартире, где жило ещё восемнадцать семейств, меня как-то навестил Ниточкин. Войдя в кухню и оглядывая даль коридора, он сказал:

- Пожалуй, это одно из немногих мест на планете, где везде ступала нога человека.

И вот теперь его вдруг понесло к кошкам.

- Лично я, - повторил Ниточкин с раздражением, - кошек не люблю. Но даже очень грязного кота или кошку в стиральной машине мыть не буду. Даже по пьянке, хотя тякие случаи в мире и бывали.

Моя нелюбовь к котам и кошкам имеет в некотором роде философский характер. Я их не понимаю. А всё, что понять не можешь, вызывает раздражение. И ещё мне в котах и кошках не нравится их умение выжидать. Опять же эта их коренная черта меня раздражает потому, что сам я выжидать не умею и по этому поводу неоднократно горел голубым огнём. Особенно это касается моего языка, который опережает меня самого по фазе градусов на девяносто, вместо того чтобы отставать градусов на сто восемьдесят.

Так вот, понять кошачье племя дано, как я убеждён, только женщинам. Женщины и кошки общий язык находят, а для нас, мужчин, это почти невозможное дело. В чём тут корень, я не знаю, а может быть, даже боюсь узнать.

Слушай внимательно о нескольких моих встречах с необыкновенными котами. Нельзя сказать, что эти коты совершили что-либо полезное для человечества - такое, о чём иногда приходится читать, Например, помню из газет, что один югославский кот бросился на огромную двухметровую гадюку и загрыз её, спасая хозяйку - девочку, которая учила уроки в винограднике, а гадюка подползла к ней по лозе сверху, бесшумно.

 И вот этот югославский кот загрыз гадюку. Причём сбежавшиеся на шум жители югославской деревни, - а там все жители городов и деревень бывшие партизаны, - так вот, все бывшие партизаны не осмелились броситься на помощь коту, который сражался с гадюкой один на один, - такая эта гадюка была ужасная. Кот, победив гадюку, скромно отошёл в сторону и стал отдыхать.

Или ещё мне приходилось читать, как немецкие кошки предупреждали людей о приближении таинственных несчастий и привидений. У немецких кошек шерсть обычно становится дыбом, когда они видят своим внутренним взором привидение. Интересно, правда, у какого немца шерсть не станет дыбом, если он увидит привидение? Вот только у совершенно лысого немца она не встанет.

Ещё много приходилось читать и слышать, что британские коты предчувствуют смерть хозяйки. Но даже если это и так, то ничего хорошего здесь, как мне кажется, нет: о таких штуках, как смерть, лучше узнавать от доктора.

Русский кот-дворняга по кличке Жмурик ничего полезного для человечества не совершил, но врезался в мою память. Он прыгнул выше корабельной мачты, а был флегматичным котом.

Прибыл он к нам в бочке вместе с коробками фильма "Бриллиантовая рука" по волнам океана, как Царь Додон или царь Салтан - всегда их путаю. В бочке котёнок невозмутимо спал и, как говорится, ухом не вёл - ни когда спускали бочку в волны с другого рыболовного траулера, ни когда швыряло её по зыбям, ни когда поднимали мы её на борт.

За такую невозмутимость его и назвали Жмуриком, что на музыкальном языке означает "покойник".

Был он рыж. Был осторожен, как профессиональный шпион-двойник: получив один-единственный раз по морде радужным хвостом морского окуня, никогда больше к живой рыбе не приближался. Когда начинали выть лебёдки, выбирая фал, Жмурик с палубы тихо исчезал и возникал только тогда, когда последняя, самая живучая рыбина отдавала концы.

Прожил он у нас на траулере около года нормальной жизнью судового кота - лентяя и флегмы. Но потом стремительно начал лысеть, а ночами то жалобно, то яростно мяукать.

Грубоватый человек боцман считал, что единственный способ заставить Жмурика не орать по ночам - это укоротить ему хвост по самые уши. Тем более что у лысого Жмурика видок был, действительно, страшноватый. Однако буфетчица Мария Ефимовна, которая была главной хозяйкой и заступницей Жмурика, сказала, что всё дело в его тоске по кошке. И командованием траулера было принято решение найти Жмурику подругу.

Где-то у Ньюфаундленда встретились мы с одесским траулером. Двое суток они мучили нас вопросами о родословной Жмурика, выставляли невыполнимые условия калыма и довели Марию Ефимовну до сердечного припадка.

 Наконец сговорились, что свидание состоится на борту у одесситов, время - ровно один час, калым - пачка стирального порошка "ОМО". Родословная Барракуды - так звали их красавицу - нас не интересовала, так как Жмурик должен был, как и мавр, сделать своё дело и уходить.

Я в роли командира вельбота, Мария Ефимовна и пять человек эскорта отправились на траулер одесситов. Жмурик сидел в картонной коробке от сигарет "Шипка". Вернее, он там спал. Пульс восемьдесят, никаких сновидений, никаких подёргиваний ушами, моральная чистота и нравственная готовность к подвигу.

 Но на всякий случай я взял с собой пятерых матросов, чтобы оградить Жмурика от возможных хулиганских выходок одесситов - с ними никогда не знаешь чем закончится: хорошей дракой или хорошей выпивкой.

Мы немного опаздывали, так как перед отправкой было много лишних, но неизбежных на флоте формальностей. Например, часть наших считала неудобным отправлять Жмурика на свидание в полуголом, облысевшем виде. И на кота была намотана тельняшка, на левую лапу прикрепили детские часики, а на шею повязали чёрный форменный галстук.

Накануне Жмурику засовывали в пасть вяленый инжир и шоколад, - впрочем, перечислить все моряцкие глупости и пошлости я не берусь. Приведу только слова наказа, которые проорал капитан с мостика: "Жмурик, так тебя и так! Покажи этой одесситке, где раки зимуют!"

Каким образом Жмурик мог показать Барракуде зимовку раков, скорее всего не знал даже наш бывалый и скупой на слова старый капитан.

И вот после неизбежных формальностей мы наконец отвалили.
Рядом со мной сидела помолодевшая и посвежевшая от волнения, мартовских брызг и сознания ответственности Мария Ефимовна. В авоське она везла коллеге на одесский траулер пакет "ОМО" лондонского производства. А на коленях у неё была картонка со Жмуриком.

 Я уже говорил, что кот спал спокойно. Он как-то даже и не насторожился от всей этой суеты, которая напоминала суету воинов перед похищением сабинянок. Здесь коту помогала врождённая флегматичность, к которой бывают, как мне кажется, склонны и рыжие мужчины: рыжие и выжидать умеют, и прыгать внезапно.

К сожалению, меня не насторожила обстановка на борту одессита. Просто я другого и не ожидал. Вся носовая палуба кишмя кишела одесситами. Между трюмами было оставлено четырёхугольное пространство, обтянутое брезентовым обвесом на высоте человеческого роста.

 Оно напоминало ринг. Барракуда была привязана на верёвке в дальнем от нас конце ринга. Она оказалась полосатой, дымчатой, обыкновенного квартирно-коммунального вида кошкой. Не думаю, что её невинность, даже если о невинности могла идти речь, стоила такой дефицитной вещи, как пачка "ОМО" лондонского производства.

Как всегда в наши времена при любом зрелище вокруг толкалось человек двадцать с фотоаппаратами, что было явно нескромно, - но что можно ожидать от одесских рыбаков в такой ситуации? Чтобы они все закрылись в каюте и читали "Хижину дяди Тома"? Ожидать этого от одесситов было бы по меньшей мере наивным. Поэтому я спокойно занял одно из мест, отведённых для нашей делегации, и сказал, что времени у нас в обрез.
И вдруг Жмурик показал, где зимуют раки. И показал он это место не только Барракуде, но и всем нам.

Когда картонку поставили внутрь ринга на стальную палубу и когда кот сделал первый шаг из коробки и увидел Барракуду, то не стал выжидать и сразу заорал.

У одного известного ленинградского романиста я как-то читал про козу, которая "кричала нечеловеческим голосом". Так вот, наш Жмурик тоже заорал нечеловеческим голосом, когда первый раз в жизни увидел одесситку с бельмом на глазу.

От этого неожиданного и нечеловеческого вопля все мы, старые моряки, вздрогнули, а один здоровенный одессит уронил фотоаппарат, и тот полыхнул жуткой магниевой вспышкой. Долго орать Жмурик не стал и, не закончив вопля, подпрыгнул над палубой метра на два строго вверх.

 У меня даже возникло ощущение, что кот вдруг решил стать естественным спутником Земли, но с первого раза у него это не получилось. И, рухнув вниз, на стальную палубу, он сразу запустил себя вторично, уже на орбиту метра в четыре. Таким образом, неудача первого запуска его как бы совсем и не обескуражила.

Надо было видеть морду Барракуды, её восхищённую морду, когда она следила за этими самозапусками нашего лысого флегматичного Жмурика!

Я знаю, что мы не используем и десяти процентов физических, нравственных и умственных способностей, когда существуем в обыкновенных условиях. И что совсем не обязательно быть Брумелем, чтобы прыгать выше кенгуру. Достаточно попасть в такие обстоятельства, чтобы вам ничего не оставалось делать, как прыгнуть выше самого себя, - и вы прыгнете, потому что в вашем организме заложены резервы.

 И Жмурик это демонстрировал с полной наглядностью. Просто чудо, что он не переломал себе всех костей, когда после третьего прыжка рухнул на палубу минимум с десяти метров.

Я никогда раньше не верил, что кошки спокойно падают из окон, потому что умеют особым образом переворачиваться и группироваться в полёте. Теперь я швырну любого кота с Исаакиевского собора. И он останется жив, если при этом на него будет смотреть потаскуха-одесситка Барракуда.

Труднее всего передать то, что творилось вокруг ринга. Моряки валялись штабелями, дрыгая ногами в воздухе, колотя друг друга и самих себя кулаками, и, подобно Жмурику, орали нечеловеческими голосами. Такого патологического хохота, таких визгов, таких восхищённых ругательств я ещё нигде и никогда не слышал.

Когда Жмурик без всякого отдыха ринулся за облака в четвёртый раз, стало ясно, что пора всё это свидание прекращать, что траулер перевернётся, а матросня лопнет по всем швам. Капитан-одессит говорить тоже не мог, но знаками показывал мне, чтобы мы брали кота и отваливали, что он прикажет сейчас дать воду в пожарные рожки на палубу, чтобы привести толпу в сознание, что необходимо помнить о технике безопасности.

Ладно. Каким-то чудом мне удалось поймать падающего уже из открытого космоса Жмурика в картонную коробку из-под "Шипки". Потом мы все навалились на крышку коробки и попросили у одесситов кусок троса, потому что Жмурик и в коробке пытался запускать себя на орбиты в разные стороны, продолжал мяукать, и выть, и крыть нас таким кошачьим матом, что сам кошачий бес вздрагивал.

Боцман-одессит дал нам кусок верёвки, взял за эту верёвку расписку - так уж устроены эти одесситы, - и мы поехали домой, какие-то оглушённые и даже как бы раздавленные недавним зрелищем.

Жмурик притих в коробке: очевидно, он пытался восстановить в своей кошачьей памяти мимолётное видение Барракуды, которая растаяла как дым, как утренний туман, без всякой реальной для Жмурика пользы.

Через неделю Жмурик оброс волосами, как павиан. И старая рыжая, и новая чёрная шерсть били из его фонтаном. И весь его характер тоже разительно изменился. Услышав грохот траловой лебёдки, он мчался на корму, садился у слипа и хлестал себя хвостом по бокам - точь-в-точь мусульманин-шиит.

 И когда трал показывался на палубе, Жмурик бросался в самую гущу трепыхающейся рыбы, и ему было всё равно, кто там трепыхается - здоровенный скат или акула. И если тебе, Витус, когда-нибудь попадался в рыбных консервах чёрно-рыжий кошачий хвост, то это был хвост нашего Жмурика, отхваченный ему под самый корешок рыбой-иглой возле тропика Козерога.

Вскорости после потери хвоста он лишился левого уха, и пришлось закрывать его в специальной будке, чтобы он не портил рыбу и не погиб сам в акульей пасти.

И тут мы получили странную радиограмму от одесситов: "Сообщите состояние Жмурика зпт степень облысения тчк. Судовой врач Голубенко".

Мы ответили: "Облысение прекратилось зпт кот оброс зпт как судовое днище водорослями тропическом рейсе тчк Привет Барракуде".

 И сразу пришла следующая радиограмма: "Факт обрастания Жмурика умоляю занести судовой журнал тчк Работаю кандидатской двтч лечение облысения электрошоком тчк Подавал на Жмурика тридцать три герца сорок вольт при четырех амперах".

Итак, мы узнали, почему Жмурик чуть было не превратился в естественного спутника Земли. Но сам-то кот не мог об этом узнать. Он, очевидно, считал, что тридцать три герца исходили не от листа железа на палубе, а от Барракуды. И он свирепо возненавидел всех кошек.


ВТОРОЙ СЛУЧАЙ НЕСОВМЕСТИМОСТИ ОТ ПЕТРА НИТОЧКИНА

- И я в этом Новороссийске как-то попал в плохой сезон. И вот случаем продали нам сердобольные женщины трёх кур. Вернее, двух кур и петуха. Жили мы в гостинице для моряков - тоже на фумигации - кухонного инвентаря нет, жевать хочется ужасно.

 Двух кур мы лишили жизни, одну разодрали на куски и засунули в электрический чайник. Другую подготовили к этому мероприятию, а петуха посадили в шкаф живым, чтобы он не прокис раньше времени.

 Пока первая курица кипела в чайнике, мы успели надраться в предвкушении курятины. Потом мы её съели, засунули в чайник следующую и все заснули.

Пока мы спали, вода из чайника выкипела и по коридорам понесло запахом жареной курицы, у всей остальной морской братии слюнки потекли...

 Но дело не в этом, а в том, что по гостинице уже давно был объявлен розыск двух девиц - чьих-то "невест". Ребята из морской дружбы перепрятывали этих девиц по номерам, подвалам и чердакам уже неделю, и администрация с ног сбилась.

 Даже немецких овчарок приводили. Но ребята не поскупились на трубочный табак и засыпали им все щели. Овчарки чуть было своих собственных руководителей не перекусали. И вот наша судовая администрация и гостиничная администрация делают очередной неожиданный налёт.

Входят они в наш номер. Видят, из чайника дым идет, в шкафу что-то трепыхается, мы все спим, а над нами пух летает и перья. Ну, ясно, что в шкафу девицы спрятались.

Собрали свидетелей, понятых - всё как положено... Знаешь состояние человека, который совсем уже собрался чихнуть? Уже и глаза закрыл, и нос сморщил, и весь уже находится в предвкушении блаженного желанного чиха, - ан нет, не чихнулось!

Вот такое, вероятно, пережили члены поисковой комиссии, когда из шкафа петух вместо девиц выскочил и закукарекал.


Мы глаза продрали, но ничего понять не можем: вокруг много начальства, из чайника чёрный дым валит, и среди всего этого беспорядка петух летает и кукарекает... Смешно, но именно через этот случай я узнал, что такое полная, стопроцентная психическая несовместимоть...

У меня училище наконец закончено было, диплом в кармане, а меня за этого петуха ещё на один рейс - плотником, да ещё артельным в придачу, выбрали. И загремел я в тропики на казаке "Степане Разине" - питьевую воду мерить и муку развешивать.

Ладно. Гребём. Жара страшная. Взяли на Занзибаре мясо. Что это было за мясо - я и сейчас не знаю, может быть зебры. Или такое предположение тоже было - бегемота. И вот это старшего помощника, естественно, тревожило.

И он старался подобрать к незнакомому мясу подходящую температуру в холодильнике, то есть в холодной артелке. Каждый день в восемь тридцать спускался ко мне в артелку, нюхал бегемотину и смотрел температуру.

И так меня к своим посещениям приучил - а пунктуальности он был беспримерной, - что я по нему часы проверял. Звали чифа Эдуард Львович, фамилия - Саг-Сагайло.

Никогда в жизни я не сажал людей в холодильник специально. Грешно сажать человека в холодильник и выключать там свет, даже если человек тебе друг-приятель. А если ты с ним вообще мало знаком и он ещё твой начальник, то запирать человека на два часа в холодильнике просто глупо.

Ещё раз подчёркиваю, что произошло всё это совершенно случайно, тем более что ни на один продукт в нашем холодильнике Саг-Сагайло не походил.

Он был выше среднего роста, белокурый, жилистый, молчаливый, а хладнокровие у него было ледяное. Мне кажется, Эдуард Львович происходил из литовских князей, потому что он каждый день шею мыл и рубашку менял.

Вот в одной свежей рубашке я его и закрыл. И он там в темноте два час опускал и поднимал двадцатикилограммовую бочку с комбижиром, чтобы не замёрзнуть. И это помогло ему отделаться лёгким воспалением лёгких, а не чахоткой, например.

Конфуз произошёл следующим образом. У Сагайлы в каюте лопнула фановая труба, он выяснял на эту тему отношения со старшим механиком и опоздал на обнюхивание бегемотины минут на пять.

Я в артелке порядок навёл, подождал чифа - его нет и нет. Я ещё раз стеллажи обошёл - а они у нас были в центре артелки, - потом дверью хлопнул и свет выключил.

Получилось же как в цирке у клоунов: следом зя мной вокруг стеллажей Эдуард Львович шёл. Я за угол - и он за угол, я за угол - и он за угол.

И мы друг друга не видели. И не слышали, потому что в холодной артелке специально для бегемотины Эдуард Львович ещё вентиляторы установил и они шумели, ясное дело.

- Ниточкин, - спрашивает Эдуард Львович, когда через два часа я выпустил его в тропическую жару и он стряхивал с рубашки и галстука иней. - Вы читали Шиллера?

Я думал, он мне сейчас голову мясным топором отхватит, а он только этот вопрос задал.

- Нет, - говорю, - трудное военное детство, не успел.

- У него есть неплохая мысль, - говорит Саг-Сагайло хриплым, морозным, новогодним голосом. - Шиллер считал, что против человеческой глупости бессильны даже Боги. Это из "Валленштейна". И это касается только меня, товарищ Ниточкин.

- Вы пробовали кричать, когда я свет погасил? - спросил я.

- Мы не в лесу, - прохрипел Эдуард Львович.

Несколько дней он болел, следить за бегемотиной стало некому - я в этом деле плохо соображал. Короче говоря, мясо протухло. Команда, как положено, хай подняла, что кормят плохо, обсчитывают. Ну, и так далее. И всё это на старпома, конечно, валится.

Тут как раз акулу поймали. Ну, обычно наши моряки акуле в плавнике дыру сделают и бочку принайтовят, или пару акул хвостами свяжут и спорят, какая у какой первая хвост вырвет с корнем.

А здесь я вспомнил, что в столице, в ресторане "Пекин", пробовал жевать второе из акульих плавников - самое дорогое было блюдо в меню.

Уговорил кока, и он акулу зажарил. И получилось удачно - сожрали её вместе с плавниками. Два дня жрали. И Эдуард Львович со мной даже пошучивать начал.

А четвёртый штурман, сопливый мальчишка, вычитал в лоции, что акулу мы поймали возле острова, на котором колония прокажённых. И трупы прокажённых выкидывают на съедение местным акулам.

 Получалось, что бациллы проказы прямым путём попали в наши желудки. Кое-кого тошнить стало, кое у кого температура поднялась самым серьёзным образом, кое-кто сачкует и на вахту не выходит под этим соусом.

Капитан запрашивает пароходство, пароходство - Москву, Москва - главных проказных специалистов мира. Скандал на всю Африку и Евразию.

И Саг-Сагайле строгача влепили за эту проклятую акулу.
Вечером прихожу к нему в каюту, чтобы объяснить, что акул любых можно есть, что у них невосприимчивость к микробам, они раком не болеют.

Я всё это сам читал под заголовком: "На помощь, акула!" Чтобы акулы помогли нам побороть рак. И что надо обо всём этом сообщить в пароходство и снять несправедливый строгач.

Эдуард Львович всё спокойно выслушал и говорит вежливо:
- Ничего, товарищ Ниточкин. Не беспокойтесь за меня, не расстраивайтесь. Переживём и выговор - первый он, что ли?

Но в глаза мне смотреть не может, потому что не испытывает желания мои глаза видеть.

Везли мы в том рейсе куда-то ящики со спортинвентарём, в том числе со штангами. Качнуло крепко, несколько ящиков побилось, пришлось нам ловить штанги и крепить в трюмах. А я когда-то тяжёлой атлетикой занимался, дай, думаю, организую секцию тяжёлой атлетики, а перед приходом в порт заколотим эти ящики и всё дело.

 Капитан разрешил. Записались в мою секцию пять человек: два моториста, электрик, камбузник. И... Саг-Сагайло записался.
Пришёл ко мне в каюту и говорит:

- Главное в нашей морской жизни - не таить чего-нибудь в себе. Я, должен признаться, испытываю к вам некоторое особенное чувство. Это меня гнетёт. Если мы вместе позанимаемся спортом, всё разрядится.

Ну, выбрали мы хорошую погоду, вывел я атлетов на палубу, посадил всех в ряд на корточки и каждому положил на шею по шестидесятикилограммовой штанге - для начала. Объяснил, что так производится на первом занятии проверка потенциальных возможностей каждого. И командую: - Встать!

Ну, мотористы кое-как встали. Камбузник просто упал. Электрик скинул штангу и покрыл меня матом. А Саг-Сагайло продолжает сидеть, хотя я вижу, что сидеть со штангой на шее ему уже надоело и он хотел бы встать, но это у него не получается, и глаза у него начинают вылезать на лоб.

- Мотористы! - командую ребятам. - Снимай штангу с чифа! Живо!
Он скрипнул зубами и говорит:

- Не подходить!

А дисциплину, надо сказать, этот вежливый старпом держал у нас правильную. Ослушаться его было непросто.
Он сидит. Мы стоим вокруг.
Прошло минут десять. Я послал камбузника за капитаном. Капитан пришёл и говорит:

- Эдуард Львович, прошу вас, бросьте эти штучки, вылезайте из-под железа: обедать пора. Саг-Сагайло отвечает:

- Благодарю вас, я ещ не хочу обедать. Я хочу встать. Сам.

Тут помполит явился, набросился, ясное дело, на меня, что я чужие штанги вытащил.

Капитан, не будь дурак, бегом в рубку и играет водяную тревогу. Он думал, чиф штангу скинет и побежит на мостик. А тот, как строевой конь, услышавший сигнал горниста, встрепенулся весь - и встал! Со штангой встал!

 Потом она рухнула с него на кап машинного отделения, и получилась здоровенная вмятина. За эту вмятину механик пилил старпома до самого конца рейса...

Ты не хуже меня знаешь, что старпом может матроса в порошок стереть, жизнь ему испортить. Эдуарда Львовича при взгляде на меня тошнило, как матросов от прокажённой акулы, а он так ни разу голоса на меня и не повысил.

 Правда, когда я уходил с судна, он мне прямо сказал:

- Надеюсь, Пётр Иванович, судьба нас больше никогда не сведёт. Уж вы извините меня за эти слова, но так для нас было бы лучше. Всего вам доброго.

Прошло несколько лет, я уже до второго помощника вырос, потом до третьего успел свалиться, а известно, что за одного битого двух небитых дают, то есть стал я уже более-менее неплохим специалистом.

Вызывают меня из отпуска в кадры, суют билет на самолёт: вылетай в Тикси немедленно на подмену - там третий штурман заболел, а судно на отходе. Дело привычное - дома слёзы, истерика, телеграммы вдогонку. Добрался до судна, представляюсь старпому, спрашиваю:

- Мастер как? Спокойный или дёргает зря? - Ну, сам знаешь эти вопросы. Чиф говорит, что мастер - удивительного спокойствия и вежливости человек. У нас, говорит, буфетчица - отвратительная злющая старуха, въедливая, говорит, карга, но капитан каждое утро ровно в восемь интересуется её здоровьем.
Стало мне тревожно.

- Фамилия мастера?
- Саг-Сагайло.

Свела судьба. И почувствовал я себя в некотором роде самолётом: заднего хода ни при каких обстоятельствах дать нельзя. В воздухе мы уже, летим.

Не могу сказать, что Эдуард Львович расцвёл в улыбке, когда меня увидел. Не могу сказать, что он, например, просиял. Но все положенные слова взаимного приветствия сказал.

У него тоже заднего хода не было: подмена есть подмена. Ладно, думаю. Всё ерунда, всё давно быльём поросло. Надо работать хорошо - остальное наладится.

Осмотрел своё хозяйство. Оказалось, только один целый бинокль есть, и тот без ремешка. Обыскал все ящики - нет ремешков. Ладно, думаю, собственный для начала не пожалею, отменный был ремешок, в Сирии покупал.

Я его разрезал вдоль и прикрепил к биноклю. Нельзя, если на судне всего один нормальный бинокль - и без ремешка, без страховки. Намотал этот проклятый ремешок на переносицу этому проклятому биноклю по всем правилам и бинокль в пенал засунул.

Стали сниматься. Саг-Сагайло поднялся на мостик.
Я жду: заметит он, что я ремешок привязал, или нет? Похвалит или нет? Ну, сам штурман, знаешь, как всё это на новом судне бывает.

 Саг-Сагайло, не глядя, привычным капитанским движением протягивает руку к пеналу, ухватывает кончик ремешка и выдёргивает бинокль на свет Божий. Ремешок, конечно, раскручивается, и бинокль - шмяк об палубу. И так ловко шмякнулся, что один окуляр вообще отскочил куда-то в сторону.

Саг-Сагайло закрыл глаза и медленно отсчитал до десяти в мёртвой тишине, потом вежливо спрашивает:

- Кто здесь эту самостоятельность проявил? Кто эту сыромятную верёвку привязал и меня не предупредил?

Я догнал окуляр где-то уже в ватервейсе, вернулся и доложил, что хотел сделать лучше, что единственный целый бинокль использовать без ремешка было опасно...

Саг-Сагайло ещё до десяти отсчитал и говорит:

- Ничего, Пётр Иванович, всяко бывает. Не расстраивайтесь. Доберёмся домой и без бинокля. Или, может, на ледоколах раздобудем за картошку.

И хотя он сказал это вежливым и даже, может быть, мягким голосом, но на душе у меня выпал какой-то осадок.

Дали ход, легли на Землю Унге.
Эдуард Львович у правого окна стоит, я - у левого.
Морозец уже над Восточно-Сибирским морем. Стемнело. Погода маловетреная. И в рубке тихо, но тишина для меня какая-то зловещая.

Все мы знаем, что если на судне происходит одна неприятность, то жди ещё две - до ровного счёта. Чувствую: вот-вот опять что-нибудь случится. Но стараюсь волевым усилием отвлекать себя от этих мыслей.

Через час Саг-Сагайло похлопал себя по карманам и ушёл с мостика вниз.

- Плывите, - говорит, - тут без меня.

Остался я на мостике один с рулевым и думаю: что бы сделать полезного? А делать ровным счётом нечего: берегов уже нет, радиомаяков нет, небес нет, льдов пока ещё тоже нет.

В окна, думаю, дует сильно, Надо, думаю, окно капитанское закрыть. И закрыл.

Ведь какая мелочь: окно там закрыл человек или, наоборот, открыл, но когда образуется между людьми эта психическая несовместимость, то мелочь вовсе не мелочь.

Так через полчасика появляется Эдуард Львович и, попыхивая трубкой, шагает своими широкими, решительными шагами к правому окну, к тому, что я закрыл, чтобы не дуло.

Я ещё успел отметить, что когда Саг-Сагайло старпомом был, то курил сигареты, а стал капитаном - трубку завёл. Только я успел это отметить, как Саг-Сагайло с полного хода высовывается в закрытое окно.

То есть высунуться-то ему, естественно, не удалось. Он только втыкается в стекло-сталинит лбом и трубкой. Из трубки ударил столб искр, как из паровоза дореволюционной постройки. А я - тут уж нечистая сила водила моей рукой - перевожу машинный телеграф на "полный назад". Звонки, крик в рубке, и попахивает палёным волосом.
Потом затихло всё, и только слышно, как Саг-Сагайло считает:

 "...и восемь, и девять, и десять". Потом негромко спрашивает:

- Пётр Иванович, это вы окно закрыли? Разве я вас об этом просил?

А я вижу, что у него вокруг головы во мраке рубки возникает как бы сияние, такое, как на древних иконах. Короче говоря, вижу я, что Эдуард Львович Саг-Сагайло вроде бы горит. И находится он в таком вообще наэлектризованном состоянии, что пенным огнетушителем тушить его нельзя, а можно только углекислотным.

Я ему обо всём этом говорю. И мы с рулевым накидываем ему на голову сигнальный флаг: других тряпок в рулевой рубке, конечно, и днём с огнём не найдёшь.

Потом я поднял трубку, открыл капитанское окно и тихо забился в угол за радиолокатор. А Саг-Сагайло осматривается вокруг и время от времени хватается за обгоревшую голову. Наконец спрашивает каким-то не своим голосом:

- Скажите, товарищ Ниточкин, мы назад плывём или вперёд?

И тут только я понимаю, что телеграф продолжает стоять на "полный назад".

Минут через пятнадцать после того, как мы дали нормальный ход, Эдуард Львович говорит:

- Пётр Иванович, вам один час остался, море пустое; я думаю, вы без меня обойдётесь. Я чувствую себя несколько нездоровым. Передайте по вахте, чтобы меня до утра не трогали: я снотворное приму.
И ушёл, потому что, очевидно, уже физически не мог рядом со мной находиться.

И такая меня тоска взяла - хоть за борт прыгай. И он человек отличный, и я только хорошего хочу, а получается у нас чёрт знает что. Ведь не докажешь, что я всё из добрых побуждений делал; что в холодильнике его случайно закрыл; что штангу действительно на шеи кладут, когда в атлеты принимают; что в окно дуло и ветер рулевому мешал вперёд смотреть; и что я свой собственный, за два кровных фунта купленный, ремешок загубил, чтобы бинокль застраховать... Не объяснишь, не докажешь этого никому на свете.

На следующий день всё у меня валилось из рук в полном смысле этих слов. Чумичка, например, за обедом - шлёпнулась обратно в миску с супом, и брызги рыжего томатного жира долетели до ослепительной рубашки Эдуарда Львовича.

Он встал и молча ушёл из кают-компании.

Спустился я в каюту и попробовал с ходу протиснуться в иллюминатор, но Мартин Иден из меня не получился, потому что иллюминатор, к счастью, оказался маловат в диаметре.

Был бы спирт, напился бы я. И пароход чужой, пойти не к кому, поплакаться в жилетку, излить душу. Хотя бы Сагайло на меня ногами топал, орал, в цепной ящик посадил, как злостного хулигана и вредителя, - и то мне бы легче стало...

А он на глазах тощает, седеет, веко у него дёргается, когда я в поле зрения попадаю, но всё так же говорит: "Доброе утро, Пётр Иванович! Сегодня в лёд войдём, вы повнимательнее, пожалуйста. Здесь на картах пустых мест полно, промеров ещё никогда не было, за съёмной навигационной обстановкой следите, её для себя сезонные экспедиционники ставят, и каждый огонь, прошу вас, секундомером проверяйте".

И знаешь, как сказал Шиллер, с дураками бессильны даже Боги. Ведь я уже опытным штурманом был, чёрт побери, а как упомянул Эдуард Львович про секундомер, так я за него каждую секунду хвататься стал - от сверхстарательности. Звезда мелькнёт в тучах на горизонте, а у меня уже в руках секундомер тикает, и я замеряю проблески Альфы Кассиопеи. Пока я Кассиопею измеряю, мы в льдину втыкаемся и белых медведей распугиваем, как воробьёв.

Штурмана, знаешь, народ ехидный. Вид делают сочувствующий, сопонимающий, а сами, подлецы, радуются: ещё бы! - каждую вахту третьего штурмана на мостике можно вроде как цирк бесплатно смотреть, оперетту; я бы даже сказал - кордебалет! Тюлени - и те из полыньи выглядывали, когда я на крыло мостика выходил.

Ну-с, пробиваемся мы к северному мысу Земли Унге сквозь льды и туманы. Вернее, пробивается капитан Саг-Сагайло, а мы только свои вахты стоим. Вышли на видимость мыса Малый Унге, там огонь мигает. Я, конечно, хвать секундомер. Эдуард Львович говорит:

- Пётр Иванович, здесь два съёмных огня может быть. У одного пять секунд, у другого - восемь. А я только один огонь вижу. Руки трясутся, как с перепоя. Замерил период - получается пять секунд. Дай, думаю, ещё раз проверю. Замерил - двенадцать получается. Я ещё раз - получается восемь. Я ещё раз - двадцать два.

Эдуард Львович молчит, меня не торопит, не ругается. Только видно по его затылку, как весь он напряжён и как ему совершенно необходимо услышать от меня характеристику этого огня. Справа нас ледяное поле поджимает, слева - стамуха под берегом сидит, и "стоп" давать нельзя: судно руля не слушает.

- Эдуард Львович, - говорю я. - Очевидно, секундомер испортился, или огни в створе. Все разные получаются характеристики.

- Дайте, - говорит, - секундомер мне, побыстрее, пожалуйста!

Дал я ему секундомер. Он вынимает изо рта сигарету (после случая с закрытым окном Эдуард Львович опять на сигареты перешёл) и той же рукой, которой держит сигарету, выхватывает у меня секундомер. И - знаешь, как отсчитывают секунды опытные люди - каждую секунду вместе с секундомером рукой сверху вниз: "Раз! Два! Три! Четыре! Пять!"

- Пять! - и широким жестом выкидывает за борт секундомер.

Это, как я уже потом догадался, он хотел выкинуть окурок сигаретный, а от напряжения и лютой ненависти ко мне выкинул с окурком и секундомер. Выплеснул, как говорится, ребёнка вместе с водой.

 Выплеснул - и уставился себе в руку: что, мол, такое - только что в руке секундомер тикал, и вдруг ничего больше не тикает. Честно говоря, здесь его ледяное хладнокровие лопнуло. Мне даже показалось, что оно дало широкую трещину.

И я от кошмара происходящего машинально говорю:
- Зачем вы, товарищ капитан, секундомер за борт выкинули? Он восемьдесят рублей стоит и за мной числится.

- Знаете, - говорит Эдуард Львович как-то задумчиво, - я сам не знаю, зачем его выкинул. - И как заорёт: - Вон отсюда, олух набитый! Вон с мостика, акула! Вон!!

Пока всё это происходило, мы продолжаем машинами работать. И вдруг - трах! - летим все вместе куда-то вперёд по курсу. Кто спиной летит, кто боком, а кому повезло, тот задом вперёд летит.

Самое интересное, что Эдуард Львович в этот момент влетел в историю человечества и обрёл бессмертие. Потому что банка, на которую мы тогда сели, теперь официально на всех картах называется его именем: банка Саг-Сагайло.

Ну-с, дальше всё происходит так, как на каждом порядочном судне происходить должно, когда оно село на мель. Экипаж продолжает спать, а капитан принимает решение спустить катер и сделать промеры, чтобы выбрать направление отхода на глубину.

Мороз сильный, и мотор катера, конечно, замёрз - не заводится. Нужна горячая вода. Чтобы принести воду, нужно ведро. Ведро у боцмана в кладовке, а ключи он со сна найти не может; буфетчица своё ведро не даёт. Ну, и так далее, и тому подобное.

Я эти мелкие, незначительные подробности запомнил, потому что мастер с мостика меня выгнал, а спать мне как-то не хотелось.
С мели нас спихнуло шедшее навстречу ледяное поле: как жахнуло по скуле, так мы и вздохнули опять легко и спокойно. Все вздохнули, кроме меня, конечно.

Подходит срок на очередную вахту идти, а я не могу, и всё! Сижу, валерьянку пью. Курю. Элениума тогда ещё не было. Стук в дверь.

- Кого ещё несёт?! - ору я. - Пошли вы к такой-то и такой-то матери!

Входит Эдуард Львович.
Я только рукой махнул, и со стула не встал, и не извинился.

- Мне доктор сказал, - говорит Эдуард Львович, - у вас бутыль с валерьянкой. Накапайте и мне сколько там положено и ещё немного сверх нормы.

Накапал я ему с четверть стакана. Он тяпнул, говорит:

- Я безобразно вёл себя на мостике, простите. И вам на вахту пора.
Ещё немного - и зарыдал бы я в голос.

И представляешь выдержку этого человека, если до самого Мурманска он ни разу не заглянул мне через плечо в карту.

Капитаны бывают двух видов. Один вид беспрерывно орёт: "Штурман, точку!" И всё время дышит тебе в затылок, смотрит, как ты транспортир вверх ногами к линейке прикладываешь.

А другой специально глаза в сторону отводит, когда ты над картой склонился, чтобы не мешать даже взглядом. И вот Эдуард Львович был, конечно, второго вида.

И в благодарность за всю его деликатность, когда мы уже швартовались в Мурманске, я защемил ему большой палец правой руки в машинном телеграфе. А судно "полным назад" отрабатывало, и высвободить палец из рукоятной защёлки Эдуард Львович не мог, пока мы полностью инерцию не погасили. И его на санитарной машине сразу же увезли в больницу...

Вот желают нам, морякам, люди счастливого плавания, подумал уже я, а не Петя Ниточкин. Из этих "счастливых плаваний" самый захудалый моряк может трёхкомнатную квартиру соорудить - такое количество пожеланий за жизнь приходится услышать.

Ежели каждое "счастливое плавание" представить в виде кирпича, то пожалуй, и дачу можно построить. Но когда добрые люди желают нам счастья в рейсе, они подразумевают под этим счастьем отсутствие штормов, туманов и айсбергов на курсе и знаменитые семь футов чистой воды под килем.

А все шторма и айсберги - чепуха и ерунда рядом с психическими барьерами, которые на каждом новом судне снова, и снова, и снова преодолеваешь, как скаковая лошадь на ипподроме...

1 комментарий:

  1. Замечательный рассказ! Пока читала, и улыбнулась, и где-то посмеялась, и удивлялась превратностям человеческой судьбы.Виктор Конецкий, хоть и запоздало, стал для меня приятным открытием.

    ОтветитьУдалить